БОГИНЯ

Пятница, 23.06.2017, 21:52

Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Мифология | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход

Главная »Мифология (7)

Богиня Деметра [2]
Деметра, Лада, Леля
Богиня Афродита [8]
Афродита, Психея, Гетеры
Богиня Афина [2]Богиня Персефона [1]


Get Adobe Flash player
Психея | Просмотров: 1 | Дата: 21.01.2012 | Комментарии (0)

«Гетеры каждому нужны для радости»,- восклицал оратор Демосфен (около 384-322 гг. до н. э.) на афинской агоре, обращаясь к судьям в ходе процесса против гетеры Нееры.
ГЕТЕРА (греч. hetaira - подруга) - в Древней Греции   образованная незамужняя женщина, ведущая                 свободный, независимый образ жизни.  


В те давние времена в греческом обществе жены вели затворнический образ жизни, занимаясь домохозяйством и воспитанием детей. Гетеры были полной противоположностью малообразованным домохозяйкам. Эти женщины играли на флейте, знали литературу и искусство, философию и мистические ритуалы. Но за право быть самостоятельной, образованной, иметь возможность развивать свои способности были доступны очень немногим и сопряжены с большими трудностями и социальными условностями.
Гетеры нашли в себе мужество жить свободно, отказавшись от священного ритуала брака. Их имена остались в веках как имена вдохновительниц великих мужчин, чьими подругами они были. В их домах собирались политические деятели, поэты , музыканты. Демосфен толковал слово гетера как «спутница радости». И несмотря на прошедшие века слава о них не смолкла. Давайте вспомним имена женщин, которые подвигали мужчин на поиски истины и помогавших им строить культуру, которая стала основой для дальнейшего развития Европы.

                                         Гетера Леонтион.
Вдохновительницей эпикурейцев была гетера Леонтион. Эпикур (341-270 гг. до н. э.), говоривший, что «наслаждение есть высшая цель человечества и дается лишь разумной воздержанностью и нравственностью поведения», хранил ей верность до самой ее смерти и сказал о ней прекрасные слова: «Она живет со мной и во мне».



                                            Гетера Аспасия.
Одной из выдающихся древнегреческих гетер была Аспазия (V в. до н. э.). Блестящая красавица Аспасия, пленявшая всеми качествами ума и учености, особенно сведущая в новом тогда искусстве софистики, была дочерью жителя Милета. Аспасия принимала в своем доме мужчин – не для любовных отношений, а для ученых бесед, да к тому же учила их жен. Своими познаниями в риторике и философии эта умнейшая женщина не уступала учёным мужам. Сам Сократ восхищался её умом, слушая ее рассуждения. Такое неординарное поведение вызывало насмешки мужчин и зависть. Тем более, что это поведение снискало Аспасии такую любовь первого лица в государстве, на какую законные жены не всегда могли рассчитывать. Когда Аспасию обвинили в нечестии и сводничестве, Перикл взялся ее защищать и добился оправдания и признания ее афинским обществом.Великий государственный деятель Перикл (около 490-429 гг. до н. э.). Каким же обаянием, искусством влюблять в себя и очаровывать, нужно было обладать женщине, чтобы первый деятель государства не только содержал её, как свою любовницу, но сделал бы её затем ещё и законной женой!
Как и пристало супруге правителя, молодая жена была не только ангельски красива, но и умна настолько, что одна сумела заменить своему возлюбленному и правителю Афин целый арсенал советников и советчиков, составляя речи для его выступлений, помогая в принятии важных политических решений, сопровождая любимого даже в военных походах, как и положено советнику вождя. Это был исключительный случай за всю историю античной Греции, когда философы и политики следовали советам женщины.



                                    Гетера Фрина
Фрина была моделью и подругой Праксителя. Именно она послужила моделью для статуи Афродиты Книдской. За это ее обвинили в кощунстве и богохульстве. Потому что знавшие Фрину улыбались, глядя на статую Афродиты, а видевшие статую благоговейно смотрели на Фрину.. Паломники преклоняясь перед Афродитой шептали « как прекрасна твоя божественная красота о Фрина» а вслух восклицали « Афродита, прекрасная Афродита».За это Гетера Фрина была обвинена в кощунстве. Когда ее защитнику на судебном процессе Гипериду не хватило слов, чтобы ответить на обвинения и он обнажил грудь Фрины, воскликнув «Вот, посмотрите!» По преданию судьи, ослепленные ее красотой, прекратили процесс.


                                 Гетера Гликера.
Выдающийся комедиограф Менандр однажды пришел домой после провала премьеры и хотел уничтожить все свои рукописи, труд всей своей жизни. Гликера без слов протянула ему молоко. Он в раздражении отказался пить из за того что на молоке плавала пенка. Гетера утешила его и многозначительно сказала «Сдуй пенку и наслаждайся тем, что под ней». Это означало: не обращай внимания на поверхность, ценно то, что внутри!. Менандр часто говорил, что без поддержки Гликеры ему вряд ли бы удалось выдержать удары критиков и публики.


                                Гетера Диотима 
                                  из Мантинеи
Эта выдающаяся женщина дарила идеи Сократу и Платону. Ее слова были признаны мудрейшими в кругу мужчин философов. За это Платон увековечил ее в своем « Пире». В платоновском «Пире» Диотима говорит: «Все люди беременны как телесно, так и духовно, и, когда они достигают известного возраста, природа наша требует разрешения от бремени.. Разрешиться же она может только в прекрасном, но не в безобразном». И добавляет: «Соитие мужчины и женщины есть такое разрешение». Она считала что «всякое творческое стремление к добру и красоте порождается жаждой продолжения жизни. Всякое рождение есть чудо, то есть проявление божественного в человеке, в том числе и когда речь идет о зарождении и становлении в нас нравственности или о познании божественного».
По преданию Диотима, имя которой по-гречески означает «Богобоязненная», в 429 г. до и. э., во
время вспышки чумы, вымолила отсрочку болезни для афинян и была за это сделана жрицей. 




Гетеры | Просмотров: 5 | Дата: 18.01.2010 | Комментарии (0)

Фрина распускает по белоснежным плечам длинные волосы и, ослепительная в совершенной наготе, вступает в пену морскую. Чтобы потом подняться из нее подобно Афродите. Афины запечатлели этот миг в своей истории. Пракситель – в своем сердце и искусстве.

                   Земная Афродита

Ежегодные Элевсинские мистерии собирали у кромки моря тысячи афинян. Праздная публика веселилась, славила богов и ждала… И вот – она: приближается поступью, исполненной достоинства, закутанная, как обычно, в строгие одежды, под которыми, однако, не утаить ее немыслимой, нечеловеческой прелести. Становится у портика, обращает бледное лицо в сторону голубого горизонта и… сбрасывает с тела послушный пеплос. Стон восхищение тонет в толпе: "Ты божественна, Фрина! Ты – сама Афродита!"

Фрина прибыла в Афины из беотийского городка Феспий, где ее знали как дочку врача Эпикла, названную при рождении Мнесарет – "помнящая о добродетелях". Несмотря на имя, добродетели были не самой сильной стороной юной красавицы. Главными ее богатствами являлись совершенство форм и прелесть лица. Девушка не была обделена ни волей, ни умом, и потому, решив, что не желает провести всю жизнь за ткацким станком и рождением детей какому-нибудь заурядному греку, подалась в город соблазнов – белокаменные Афины. Там она быстро оценила свои перспективы и назвалась гетерой.

Гетера – это, прежде всего, определенная свобода в государстве, где женщина не воспринималась как человеческая единица. Гетерам позволялось многое: читать и заниматься искусствами, заводить беседу с незнакомыми мужчинами, краситься и нарядно одеваться всякий день. Для мужчин они были не просто жрицами любви, но настоящими подругами (прямой перевод слова "гетера"), с которыми отрадно было вести философские беседы и вкушать радости жизни.

Из Мнесарет вышла прекрасная гетера – умная, тонко образованная, очаровательная и желанная. В Афинах она получила имя Фрина – "белокожая", поскольку на самом деле отличалась от смуглых красавиц лунной бледностью.

Обладая поразительной красотой, Фрина не стремилась выставлять ее напоказ – носила благородные одежды, скрывающие даже запястья, никогда не показывалась в городских банях. Да и вообще сторонилась людных мест, предпочитая уединение в своем богатом доме и общение с избранными кавалерами.

Цена беседы с Фриной была очень высока, не говоря уже о стоимости ее ложа. Однако всегда находились те, кто был готов платить огромные, наобум названные суммы. Лидийский царь, настойчиво требующий взаимности, добился своего, но его подданным пришлось несладко – после выполнения своей прихоти царь впал в долги и ввел в стране чудовищные налоги.


                 
Дарящая вдохновение

Обольстительной жрице богини любви нравилось не только вызывать желание, но и дарить вдохновение. Однажды, придя в мастерскую к признанному античному скульптору Праксителю, красавица с удовольствием отметила, что только что законченная статуя Афродиты поразительно похожа на нее. Фрина лукаво указала мастеру на сходство, тем самым смутив его – они ведь были незнакомы. Гетера вообще мимо проходила и вдруг решила заглянуть на огонек к прославленному скульптору. А он, оказывается, давным-давно грезит о ней!

Впрочем, Пракситель твердо заявил, что у него жена, дети, полная чаша, сам он трудоголик и некогда ему заниматься такими глупостями, как мечтать о недоступных гетерах. Секрет в том, что к нему во сне явилась Афродита вот именно с таким лицом – кто ж виноват, что Фрина родилась точной копией богини?!

Перед подобным комплиментом красавица не устояла. И предложила скульптору (довольно симпатичному и очень мужественному, как быстренько отметил ее зоркий глаз) попозировать для него. За стоящий гонорар, разумеется. Пракситель возразил, что денег он платить не будет, ибо намерен воссоздавать тело гетеры, а не прикасаться к нему.

- Ну, ладно, – вздохнула Фрина, – расплатишься какой-нибудь своей скульптурой. Ведь все равно не устоишь.

Счастливый Пракситель согласился. И создал шедевр, взбудораживший весь греческий мир – полностью обнаженную Афродиту Кридскую. Никто не смел ваять богинь нагими – их обязательно прикрывали пеплосом. Но тело Фрины было столь великолепно, что скрывать его под складками значило идти на преступление против красоты!

Писатель Лукиан с восторгом описывал шедевр: "Она стоит гордая, с легкой усмешкой. Вся ее красота ничем не скрыта, не окутана никакой одеждой; богиня обнажена. И так сильно искусство ее творца, что камень, неподатливый и твердый по природе, как нельзя лучше подошел для того, чтобы изваять из него каждую часть тела".

Сразу было понятно, что статуя создавалась любящей рукой. Конечно, Пракситель не устоял. Да и зачем, если божественной красоты гетера отвечала ему самой пылкой взаимностью?

                Суд над красотой

Однако над знойным романом влюбленных быстро нависла туча. Один из отвергнутых ухажеров Фрины, Евфий, не сумел спокойно пожелать гетере счастья. "Не доставайся же ты никому!" – злобно решил он и подал на Фрину в суд за оскорбление богов – якобы, Фрина выдает себя за Афродиту! Серьезное обвинение – за такое могли и к смертной казни приговорить.
Опечаленный Пракситель не мог защитить возлюбленную. Что поделать: скульптор – не оратор! Дело доверили красноречивому Гипериду. В назначенный день бледная, но полная достоинства Фрина предстала перед строгим Судом Гелиаи. Гиперид витийствовал, но суд был неумолим. Пракситель, напряженно следящий за процессом, впал в отчаяние. Фрина безмолвствовала.
И тут защитник сорвал с обворожительной гетеры пеплос: мол, смотрите, ее нагота – самый веский довод. Разве может в столь прекрасном теле пребывать гадкая богохульная душа?
"Не может", – налюбовавшись, решили судьи. Они абсолютно доверяли концепции калокагатии: в красивом теле – красивый дух. И оправдали Фрину.
История намекает, что Гиперид был щедро вознагражден за свою выдумку – в лучших традициях гетеры. Остававшаяся до конца жизни пленительной красавицей, Фрина своего ремесла не бросала. Как и Пракситель – своего. Он был рядом с возлюбленной до самой ее смерти, а когда она покинула этот мир, отлил ее образ в чистом золоте – пусть, решил он, красота Фрины сияет вечно.



Гетеры | Просмотров: 4 | Дата: 18.01.2010 | Комментарии (0)

       Обратная сторона красоты

В наше время вместо того, чтобы восхищаться Фриной, ученая комиссия немедленно отправила бы ее к сексопатологу, а заодно и к психиатру. Жрица любви страдала дисморфофобией. Это неказистое слово означает «боязнь наготы», причем собственной. Человек, которому ставят такой диагноз, не просто недоволен своим телом или его отдельной частью, он испытывает панический страх перед тем, чтобы окружающие увидели его «дефект». Чаще всего это юная представительница прекрасного пола, которой кажется, что другие люди будут смеяться над ее слишком широкими бедрами или чересчур узкой грудью, торчащими ушами или целлюлитом везде и всюду. 

Именно «кажется», потому что, кроме нее, никто этих недостатков в упор не видит. Наоборот, все наперебой уверяют, что выглядит она нормально, а порой, пардон, и очень возбуждающе. Но страдалица не унимается, ни в какую не желает выходить из депрессивного состояния и копит деньги на абсолютно ненужную ей пластическую операцию, дабы хирург, словно скульптор резцом, отсек лишнее, и на свет появилась очередная Афродита. Даже после бурной ночи любви - лучшего доказательства любых словесных комплиментов, в которые она не верит, спешит спрятаться под одеяло, так чтобы только испуганные глаза торчали наружу, а то и вовсе полностью одеться, чтобы скрыть свое «уродство». 

Вот и прославленная гетера занималась своими прямыми обязанностями исключительно в кромешной тьме наощупь. Даже подышать свежим воздухом Фрина выходила буквально укутанная с головы до ног, а уж о походах в общественные бани, которые были любимым развлечением всех гречанок, и речи идти не могло. Удивительно, как она, трудясь в поте лица своего «голой натурой», выдерживала многочасовое позирование Праксителю... Возможно, сбой в сознании красавицы произошел позже, во время фиаско с философом Ксенократом, когда впервые в жизни Фрина была отвергнута, впала в истерику и добиралась по афинским улицам домой совершенно обнаженной и беззащитной. Ведь известно, что дисморфофобия может развиваться как медленно, постепенно, начиная с периода полового созревания, так и возникнуть внезапно, как некое «озарение», под влиянием сильного стресса. 

Однако если подросток со временем может «перерасти» «синдром гадкого утенка» без профессиональной помощи, то Фрину даже всеобщая любовь вплоть до обожествления не смогла исцелить, а специальные медикаментозные средства в те времена еще не изобрели. Так что к уже существующим в современной психиатрии названиям недуга: «синдром Квазимоды», «невроз Сирано де Бержерака» - можно смело добавить еще одно - «комплекс Фрины». Только вот, к сожалению, «поговорить об этом», то есть провести необходимые в таких случаях психотерапевтические сеансы, гетере было не с кем. Мужчины к ней, увы, не для бесед в очереди выстраивались.

Автор: Наталья Сэнт

Гетеры | Просмотров: 1 | Дата: 18.01.2010 | Комментарии (0)

                                 Богиня любви

Как, по-вашему, ее зовут? Афродита? Венера? Ответы вроде бы правильные, но вот почему-то любой древний (а особенно помоложе) грек, не вдаваясь в дебри Олимпа, воскликнул бы с восхищением в голосе: "Фрина!"



                          Модельный бизнес Эллады

Карьера этой знаменитой гетеры началась в родной Феспии, но городок был так мал, что вскоре ее воистину небесной красоте там стало просто тесно. Фрина отправилась покорять главный город Эллады - Афины, однако там и своих гетер хватало, и все, как на подбор, богини любви. Провинциалка же оказалась не только красавицей, но и умницей и пошла другим путем: переквалифицировалась в натурщицы, говоря современным языком - в модели. Она позировала знаменитому в те времена скульптору Праксителю сразу для двух его мраморных Афродит - одетой и обнаженной. Обеих тут же купили для установки в храмах: скромницу - жители острова Кос, бесстыжую - более раскрепощенные книдяне. Стоит ли говорить, какая из них пользовалась большей популярностью. 

Всемогущий царь Никомед воспылал такой страстью к холодному мрамору книдской Афродиты, что умолял горожан продать статую, но те не согласились. Тогда он пообещал простить им огромную сумму денег, которую они ему задолжали. Книдяне все равно не смогли расстаться со своей любимицей. А очень скоро каменная красавица сама помогла им расплатиться с долгами: в город хлынул поток паломников со всех сторон света, жаждущих увидеть хотя бы мраморную Фрину и восхититься ее совершенством: «Богиня стояла гордая, с легкой усмешкой. Вся ее красота ничем не скрыта, не окутана никакой одеждой. Только чресла слегка прикрывает она одной рукой... О Геракл! Какая соразмерная спина! Какие полные бока - как раз по ладоням, обнимающим их! Какой красивой линией изгибаются мышцы ягодиц! Они и не прилегают слишком плотно к костям из-за худобы, и не расплываются в чрезмерной полноте и тучности. А как сладостна улыбка этих ямочек, запечатлевшихся по обеим сторонам бедер - и сказать трудно!»

Лицезреть прототип из плоти и крови было намного труднее. За работу натурщицей Фрина получала гроши, зато это послужило ей эффективной рекламной кампанией того товара, который она изначально хотела предложить половозрелым гражданам Афин. Поэтому она вернулась к своей первой профессии и в первую же ночь превратилась в самую популярную, а, следовательно, самую богатую гетеру Афин. 

                               В постели со статуей

Никто не мог устоять перед чарами Фрины. Еще бы: каждому хотелось заняться любовью с земным воплощением богини Афродиты. А те, кто уже побывал в ее объятиях, мечтали лишь о том, как бы туда вернуться. Гетера достигла такого положения, что уже могла себе позволить по собственной прихоти выбирать себе партнера среди мужчин, обивавших порог ее дома. 

Лишь один-единственный грек оказался столь стойким, что ни разу даже глазом не моргнул при виде знаменитой прелестницы. Это был Ксенократ, известный в те годы не менее чем Фрина, только в другой сфере - в философии. Он много лет бессменно руководил платоновской академией, чести стать его личным учеником удостаивались лишь избранные. Поклонники Фрины утверждали, что уж этого добродетельного человека ей ни за что не затащить в свою постель: Ксенократ - редкий среди жизнелюбивых греков аскет, ему чужды любые плотские желания. Дни напролет он предавался размышлениям лишь о высоких материях. «А как насчет его ночей? И он, в конце концов, обычный мужчина!» - рассмеялась гетера и поспорила, что сумеет-таки соблазнить мудреца. 

В одну прекрасную ночь она сама постучала в его дверь. Ксенократ открыл, хитроумная красавица, рыдая, попросила убежища: за ней, мол, гонятся грабители. Нуждающемуся в помощи философ отказать не мог, он провел коварную гетеру в комнату для гостей и вернулся в свою спальню. Фрина, не теряя времени даром, разделась донага и отправилась прямиком в постель к предмету своего спора. Она легла рядом, он не шевельнулся. Она обняла его, он промолчал. Она стала ласкать его, как только умела, он не ответил ни жестом, ни словом. С криком отчаяния Фрина выбежала из дома Ксенократа в чем мать родила. Уплатить проигрыш она отказалась наотрез: «Я утверждала, что разбужу чувства в живом человеке, а не в статуе!»

                                      Любовь до смерти

Насколько афинские мужчины (кроме Ксенократа, как выяснилось) восторгались Фриной, настолько тамошние женщины (особенно замужние) ее ненавидели. Однажды они объединились против гетеры и уговорили одного из отвергнутых ею воздыхателей, некоего Евтиаса, привлечь ее к суду за развращение граждан, которых она с завидной регулярностью «отвращает от службы на благо отечества». Обвинение для тогдашнего общества было очень серьезно. Перепуганной Фрине пришлось нанять в качестве адвоката самого известного в Афинах оратора по имени Гиперид. Тот согласился только при условии, если оплачивать его труды ставшая разборчивой красавица будет сами понимаете чем.

Но даже пламенные речи Гиперида не смогли помочь обвиняемой, дело неминуемо приближалось к смертной казни. Исчерпав запас красноречия, оратор сорвал с любовницы одежды прямо на глазах у изумленных судей и в отчаянии воскликнул: «Неужели вы погубите такую красоту?!» Придя в себя после шока, те собрали ученую комиссию и вынесли решение: «Такое божественное тело не может скрывать несовершенную душу». Фрину с миром отпустили домой. Она продолжила свою профессиональную деятельность, только теперь окруженная всеобщим почетом и уважением. 

С годами ее очарование не тускнело, и до почтенных лет она оставалась востребованной в избранной профессии. А после кончины Фрины благодарный город установил любимой женщине памятник. Автором был престарелый уже Пракситель - тот самый мастер, который дал старт карьере провинциальной гетеры в пресыщенных Афинах. Но на этот раз он изваял божественную Фрину не из мрамора, а из золота, дабы она блистала под солнцем вечно, и те, кто не успел застать ее живой, все равно имели бы возможность любоваться ею. Только вот одарить своей любовью она уже никого не могла. 



Гетеры | Просмотров: 2 | Дата: 17.01.2010 | Комментарии (0)

В некой стране жили царь и царица. У них было три дочери-красавицы, причем младшая - Психея - была настолько хороша, что превосходила прелестью саму Венеру.
                    
Богиня досадовала на смертную красавицу и решила сурово ее покарать. Венера призвала своего сына - бога любви Амура и сказала ему: "Сделай так, чтобы Психея влюбилась в самого ничтожного из людей и всю жизнь была бы с ним несчастна".

Амур полетел выполнять приказание матери, но все вышло не так, как хотела Венера. Увидев Психею, Амур был поражен ее красотой, и прекрасная царевна, о том не подозревая, уязвила любовью самого бога любви. Амур решил, что красавица должна стать его женой, и принялся отваживать от нее всех женихов.

Царь и царица недоумевали: две старшие дочери уже благополучно вышли замуж, а Психея, несмотря на свою красоту, все еще жила в родительском доме и к ней не посватался ни один жених.

Царь обратился к оракулу, и оракул объявил (разумеется, по наущению Амура), что царевне суждена необычная судьба; он повелел облачить Психею в свадебный наряд, отвести на высокую гору и оставить там в ожидании предназначенного ей неведомого супруга.

Долго горевали царь и царица, но не посмели ослушаться воли богов и исполнили все так, как велел оракул.

Несчастная Психея в свадебном наряде оказалась одна на вершине горы. В ужасе озиралась она вокруг, ожидая, что вот-вот появится какое-нибудь чудовище.

Но вдруг налетел легкий, ласковый ветерок-Зефир, подхватил Психею, перенес ее с неприютной скалы в зеленую долину и опустил на шелковистую траву.

Поблизости росла тенистая роща, а среди деревьев стоял беломраморный дворец. Видя, что пока с ней не произошло ничего дурного, царевна приободрилась и захотела рассмотреть дворец поближе. Двери сами собой распахнулись перед ней, и царевна, робея, вошла внутрь.

Никогда еще не доводилось Психее видеть подобной роскоши. Стены сияли золотом и серебром, потолок был сделан из слоновой кости, а пол, который она попирала ногами, выложен из драгоценных камней.

Неожиданно откуда-то послышался приветливый голос: "Зравствуй, царевна! Будь здесь хозяйкой".

Целый день гуляла Психея по дворцу, но так и не смогла обойти всех его комнат. Незримые слуги сопровождали царевну, исполняя всякое ее желание, едва она успевала о нем подумать.

Вечером, утомившись, Психея легла спать, и под покровом темноты к ней на ложе сошел Амур. Психея не видела, а лишь осязала своего неведомого супруга, но тем не менее горячо его полюбила. Утром, до того как рассвело, Амур удалился, чтобы снова прийти, когда стемнеет.

Психея была счастлива в своем роскошном дворце, со своим любимым, хотя и неизвестным ей супругом. Лишь одно тревожило ее: она знала, что родители и сестры горюют, считая ее погибшей.

Однажды ночью Психея сказала Амуру: "Любимый мой супруг! Я не могу быть спокойна и счастлива, когда мои родные пребывают в горести. Разреши мне послать им весточку о том, что я жива и здорова".

Но Амур ответил: "Лучше этого не делать, чтобы не накликать большую беду".

Психея не посмела настаивать, но с того дня стала грустной и задумчивой, и плакала, даже предаваясь ласкам супруга.

Амур, будучи не в силах видеть любимую жену в печали, сказал: "Я исполню твое желание. Повидайся с сестрами, но будь осторожна - они могут дать тебе дурной совет".

Он послал Зефиров за сестрами Психеи, и те доставили их на своих крыльях во дворец.

Придя в себя после путешествия по воздуху и увидев, что их младшая сестра жива и здорова, сестры очень обрадовались. Но когда Психея рассказала им, как она счастлива, провела по дворцу и показала свои богатства, в их сердцах проснулась зависть.

Когда же сестры стали расспрашивать ее о муже, простодушная Психея ответила, что муж ее добр и ласков, и, судя по всему, молод и хорош собой, хотя утверждать этого наверняка она не может, потому что он посещает ее только под покровом темноты.

Тут сестры исполнились еще большей зависти, поскольку у одной из них муж был стар и лыс, как тыква, а у другой - скрючен от ревматизма и постоянно мазался вонючей мазью.

Вернувшись домой, сестры даже не сказали родителям, что Психея жива, и составили коварный план, как погубить ее счастье.

Вскоре Психея снова захотела повидаться с сестрами, и они, как и в прошлый раз, на крыльях Зефиров прилетели к ней в гости.

Увидев Психею, сестры изобразили на своих лицах притворное горе и воскликнули: "О, несчастная! Твой муж - отвратительный и злобный змей. Здешние земледельцы не раз видели, как он переползает на брюхе через реку и скрывается в твоем дворце. Берегись! Однажды он ужалит тебя - и ты умрешь страшной смертью!" И обе они громко зарыдали.

Напуганная и сбитая с толку Психея спросила: "Что же мне делать?"Сестры сказали: "Спрячь под постелью острый нож, и когда нынче ночью твой супруг придет к тебе, убей его".

Коварные сестры вернулись домой, оставив Психею в страхе и печали.

Поразмыслив, она усомнилась в словах сестер и решила, прежде чем убить мужа, взглянуть на него, чтобы убедиться, что он и вправду змей. Она наполнила маслом светильник и спрятала его возле постели.

Ночью Амур, как обычно, пришел на ложе Психеи. Когда он уснул, Психея потихоньку встала, зажгла светильник и, замирая от ужаса, взглянула на супруга. Каковы же были ее изумление и радость, когда вместо отвратительного змея она увидела златокудрого бога любви.

Рука Психеи дрогнула, светильник наклонился, и капля горячего масла упала на плечо спящего. Амур тотчас же проснулся. Увидев Психею со светильником в руках, он воскликнул в гневе и горести: "Ты послушалась совета своих завистливых сестер и погубила наше счастье. Я мог бы сурово покарать тебя, но накажу лишь разлукою со мной".

Он взмахнул крыльями - и улетел.

Несчастная Психея осталась одна, горько плача и проклиная свое легковерье. Потом она покинула роскошный дворец и отправилась бродить по свету в поисках своего супруга.

Амур тем временем прилетел в чертог своей матери Венеры. Обожженное плечо его сильно болело, он громко стонал и жаловался.

Венера разгневалась на сына, посмевшего без ее ведома взять в жены ту, которой она желала зла, но еще сильнее разгневалась богиня на Психею. Венера строго-настрого запретила богам и людям помогать несчастной, давать ей приют и утешение.

Долго скиталась Психея, отвергнутая всеми, и наконец пришла к чертогу Венеры.

Богиня встретила ее бранью и насмешками. Она сказала, что Психея достойна быть лишь служанкой, и тут же задала ей работу: смешала в одну кучу пшено, ячмень, мак и чечевицу и велела отделить одно от другого.

Психея заплакала, не решаясь даже приступить к этой бесконечной работе, но ее пожалел муравей. Он созвал свой трудолюбивый народец, и муравьи быстро и хорошо исполнили задание Венеры.

Тогда богиня приказала Психее пойти в рощу, где паслись золоторунные бараны, и принести их шерсти. Но бараны были злы и драчливы и никого к себе не подпускали. Психея остановилась на берегу ручья, не осмеливаясь приблизиться к пасущемуся стаду.

Но тут зашелестел прибрежный тростник и сказал: "Подожди до полудня. Бараны уснут, а ты пойдешь по роще и найдешь много клочьев их шерсти, запутавшейся к ветвях кустов и деревьев".

Психея послушалась совета, и принесла Венере целую охапку золотой шерсти.

Но богиня не смягчилась и приказала Психее принести воды из источника, бьющего на вершине отвесной скалы.

Когда Психея с хрустальным сосудом в руках стояла у подножия скалы и с отчаянием смотрела на неприступную вершину, мимо пролетал орел. Он подхватил хрустальный сосуд и, поднявшись на своих крыльях к вершине скалы, зачерпнул воды из источника.

Раздосадованная Венера придумала новую задачу: велела Психее спуститься под землю в царство смерти, попросить у его владычицы Прозерпины ларец и, не открывая его, принести Венере.

Горемычная Психея подумала, что легче умереть, нежели выполнить эту задачу. Она поднялась на высокую башню, чтобы броситься с нее вниз и положить конец своим мученьям. Горе ее было так велико, что холодные камни, из которых была построена башня, прониклись к ней жалостью. Они заговорили и указали Психее путь в подземное царство, научив подкупить перевозчика через реку, отделяющую мир живых от мира мертвых, двумя монетами и задобрив пса, охраняющего вход в подземное царство, двумя кусками хлеба.

Прозерпина дала Психее ларец. Психея помнила, что не должна в него заглядывать, но не смогла совладать с любопытством. Едва выбравшись из подземного царства на свет, она приоткрыла крышку.

В ларце был заключен сон, подобный смерти. Черным туманом обволок он Психею, она упала на землю и заснула.

Тем временем обожженное плечо Амура зажило, и вместе с болью прошел его гнев на Психею. Он отыскал ее, погруженную в зачарованный сон, и разбудил поцелуем. Психея поведала супругу, как жестоко угнетает ее Венера, и Амур пообещал, что отныне этому наступит конец.

Он полетел к самому Юпитеру и стал просить, чтобы тот водворил мир между его матерью и женой.

Юпитер призвал Венеру и сказал ей: "О, прекраснейшая! Не сетуй, что твой сын избрал себе в жены не богиню, а смертную. Я подарю ей бессмертие, и она сравняется с богами". Он наполнил кубок амброзией - напитком богов - и дал выпить Психее.

Психея стала бессмертной, подобно своему супругу. Боги пели хвалу ее красоте и доброму нраву, Венере пришлось смириться и признать Психею своей невесткой.

Вскоре у Амура и Психеи родилась дочь, имя которой - Наслаждение.
Психея | Просмотров: 1 | Дата: 20.09.2009 | Комментарии (0)

Персефона (P e r s e j o n h); Кора (K o r a, "девушка", "дева") · богиня царства мертвых. Дочь Зевса и Деметры, супруга Аида, который с разрешения Зевса похитил ее (Hes. Theog. 912-914).

Богиня Персефона, у римлян Прозерпина или Кора ("юная девушка"), хорошо известна по гомеровскому "Гимну Деметре", в котором описывается ее похищение Гадесом. Ей поклонялись и как Девушке, и как Повелительнице подземного царства. Кора была стройной, прекрасной юной девушкой, ассоциируемой с символами плодородия – гранатом, зерном, хлебными злаками, а также с нарциссом, цветком, которым ее приманили. В другой своей ипостаси Персефона – зрелая богиня, управляющая душами умерших, проводник для живых, посещающих подземный мир. Она требует исполнения своих желаний.

Хотя Персефона и не являлась одной из двенадцати олимпийцев, она была важной фигурой в Элевсинских мистериях – главном культе древних дреков за две тысячи лет до христианства. Ежегодное возвращение Персефоны из подземного мира переживалось греками как возрождение и обновление жизни после смерти.

Генеалогия и мифология
Персефона была единственной дочерью Деметры и Зевса. Греческая мифология необычно мало говорит об обстоятельствах ее зачатия.

В начале мифа о Деметре и Персефоне (подробно изложенного в предыдущей главе) Персефона была беспечной девушкой, собиравшей цветы и игравшей со своими подругами. Затем Гадес внезапно появился на своей колеснице из разверзшейся земли, схватил вскрикнувшую девушку и умчал ее в свое подземное царство как свою невесту поневоле. Деметра не приняла эту ситуацию, покинула Олимп и в конце концов заставила Зевса позаботиться о своих желаниях.

Затем Зевс направил Гермеса, посланника богов, привести Персефону. Гермес прибыл в подземное царство и нашел там безутешную юную богиню. Ее отчаяние перешло в радость, когда она узнала, что Гермес прибыл за ней и Гадес вынужден будет ее отпустить. Однако перед тем, как она покинула его, Гадес предложил ей несколько зерен граната, и она съела их. Потом она взошла на колесницу вместе с Гермесом, быстро доставившим ее к Деметре.

После радостных и бурных объятий воссоединенных матери и дочери Деметра с беспокойством спросила, не ела ли чего-либо Персефона в подземном мире. Та ответила, что съела несколько гранатовых зернышек, потому что Гадес заставил ее "против желания, силой" съесть их (что не было правдой). Деметра смирилась с фактом и последовавшей циклической схемой. Если бы Персефона ничего не съела, она могла бы полностью вернуться к Деметре. Но, съев зернышки граната, теперь она должна была проводить одну треть года в подземном мире с Гадесом и две трети – на земле с Деметрой.

Позднее Персефона стала повелительницей подземного царства. Всякий раз, когда герои или героини греческой мифологии сходили в царство теней, Персефона была там, чтобы принять их и быть их проводником. Никто никогда не обнаруживал ее отсутствия. На двери никогда не было вывески "Ушла домой к матери", хотя миф о Деметре и Персефоне говорит, что она так поступала две трети года.

В "Одиссее" герой Одиссей (Улисс) спустился в подземное царство теней, где Персефона показала ему души женщин-легенд. В мифе о Психее и Эросе последним заданием Психеи было сойти в подземный мир с коробочкой, чтобы наполнить ее для Афродиты волшебной мазью Персефоны. Последний из двенадцати подвигов Геракла также привел его к Персефоне. Геракл должен был получить ее разрешение взять с собой укрощенного им Цербера, ужасного трехголового пса-стража.

Персефона соперничала с Афродитой за обладание Адонисом, прекрасным юношей, которого любили обе богини. Афродита спрятала Адониса в ларце* и отправила его к Персефоне. Но, открыв ларец, повелительница подземного царства сама пленилась красотой младенца и отказалась вернуть его Афродите. Теперь Персефона боролась с другим могущественным божеством за обладание Адонисом, подобно тому, как Деметра и Гадес однажды столкнулись из-за нее. Спор был вынесен на суд Зевса, решившего, что Адонис будет проводить одну треть года с Персефоной, одну треть – с Афродитой, а в остальное время будет предоставлен самому себе.

Персефона мудро правит царством мертвых, куда время от времени проникают герои. Царь лапифов Пирифой пытался вместе с Тесеем похитить Персефону За это он был прикован к скале, а Гераклу Персефона разрешила вернуть Тесея на землю. По просьбе Персефоны Геракл оставил в живых пастуха коров Аида (Apollod. II 5, 12). Персефона была растрогана музыкой Орфея и вернула ему Эвридику (однако по вине Орфея та осталась в царстве мертвых; Ovid. Met. X 46-57). По просьбе Афродиты Персефона спрятала у себя младенца Адониса и не пожелала вернуть его Афродите; по решению Зевса Адонис треть года должен был проводить в царстве мертвых (Apollod. III 14, 4).

Персефона играет особую роль в орфическом культе Диониса-Загрея. От Зевса, обернувшегося змеем, она рождает Загрея (Hymn. Orph. XXXXVI; Nonn. Dion. V 562-570; VI 155-165), впоследствии растерзанного титанами. Персефона связана также с элевсинским культом Деметры.

В Персефоне тесно переплетены черты хтонического древнего божества и классического олимпийства. Она против собственной воли царствует в аиде, но вместе с тем чувствует там себя вполне законной и мудрой повелительницей. Она уничтожила, буквально растоптав, своих соперниц - возлюбленных Аида: нимфу Кокитиду и нимфу Минту. Вместе с тем, Персефона помогает героям и не может забыть землю с ее родителями. Персефона как супруга хтонического Зевса-змея относится к глубокой архаике, когда сам Зевс был еще "Подземным" царем царства мертвых. Рудиментом этой связи Зевса Хтония и Персефоны является желание Зевса, чтобы Аид похитил Персефону вопреки воле самой Персефоны и ее матери.

В римской мифологии ей соответствует Прозерпина - дочь Цереры.

Персефона | Просмотров: 5 | Дата: 11.01.2009 | Комментарии (1)



Категории раздела

Богиня Деметра [2]
Деметра, Лада, Леля
Богиня Афродита [8]
Афродита, Психея, Гетеры
Богиня Афина [2]Богиня Персефона [1]

Поиск


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0